Tiger Lily
рецензия

Tiger Lily

9 мая 2018

Еда как часть интерьера

Вход в «Tiger Lily» сделан так же эффектно, как монтаж «Анны Карениной» Джо Райта. Вальяжный проход по галерее застывшего в конце 1990-х «Пассажа», поворот в цветочную лавку, решетка салунных дверей без вывески, и бац — ты в параллельной реальности, где модная публика пилит селфи и потягивает чай из китайских ретро-термосов.

Интерьер напоминает футурологический привокзальный буфет для пассажиров первого класса. Высококонтрастная гексагональная плитка на полу, арочные окна, много естественного света, стильные скамьи ожидания и металлические столы с чернеными «татуировками» портовой скабрезности.

Посетители соответствуют. Ресторанная передовая в лицах: Дмитрий Блинов с шефами и Екатерина Бокучава без ансамбля. Не знавшие кризиса офисные сотрудники 2.0 с бейджами «международной инновационной компании» поверх заклепок Versace. Народные массы представлены инстадевочками в правильных кедах и oversize.

Официант с порога разгружает самосвал корпоративного обаяния, культивируемого в команде создателей «Jack & Chan» и «Co-op Garage». Это бескомпромиссное «ты» и лингвобомбардировка молодежным сленгом. Все здесь бомбическое, готическое и, прости господи, «пушка». «Соус к креветкам — убийца женщин». Пир духа для филолога.

Дальше кино кончается. Начинается быль. Амбициозная заявка на модную китайщину в центре Питера тухнет в процессе чтения меню. Привычный экспортный набор кантонской кухни, чьи блюда весь мир называет «китайскими» уже много десятилетий. Битые огурцы, свиные уши, много кисло-сладкого соуса, глейза, сладкой свинины и утки, стандартные дим-самы и воки. И все посыпать кунжутом.

Дим-самы с угрем обманчивы, как инстаграм. Красивая сервировка в металлической пароварке. Такие используют в матерых столовках, где проходимость диктует выбор особо надежных материалов. Стиль подачи соответствует содержанию. После термической обработки угорь второй свежести неотличим от консервированной скумбрии советских времен. Рыбный, от слова «вонючий», вкус и запах перебивают остальные ингредиенты, включая обещанные древесные грибы.

Жареные вонтоны рангун — типичный happy meal. Сладкая сливочная лужа «филадельфии» плещется внутри фритюрированного конверта. В луже просматриваются останки бессмысленно погибших раковых шеек.

Бао с рваной уткой возвращает немного душевного равновесия. Утка сделана почти как в гонконгских кафешках средней руки. Конечно, ей не хватает сочности китайских жирных птиц. Спишем на региональные трудности перевода. Булочка бао — невнятный наполнитель для желудка. Хотя это скорее плюс для традиционного народного перекуса в КНР.

Креветки Bang Bang — история о борьбе продукта и шефа. Хорошие креветки сумели сохранить вкус, несмотря на размокшую панировку и подушку из свежих салатных листьев, залитых неидентифицируемым сладким соусом.

Салат с тунцом и красным апельсином неплох. Плотный отличный тунец, сладкий цитрус, уместная зелень и удавшаяся попытка сбалансировать сладость кислотой. Не «пушка» и совсем не Китай. Просто вкусный салат в псевдоазиатском стиле.

Соба с уткой — пособие для урока по гастрономической этнографии. Тема: культурные различия России и Японии. Есть можно, но тонкая эстетика гречневой лапши, о которой Мацуо Басё сложил не одно хайку, утеряна где-то между ломтями ростовской утки с ее простоватым вкусом и слоем жирно-сладкого соуса, окончательно нивелирующего все попытки самовыражения шефа.

Цыпленок по-шанхайски не заслуживает упоминания, кроме пометки «подходит для детского питания». Зубодробительный саундтрек, включенный под конец обеда на полную мощность, и плошка соуса хойсин не спасают положение. Безвкусная курятина остается безвкусной.

Запивать еду предлагают домашними лимонадами. Ежевика-личи, манго-лемонграсс. Магазин «Рив Гош» в розлив. Рецепторы повизгивают от сахара и устало замолкают. Сон. Кома.

В сухом остатке — дешевая и временами сердитая винная карта, концептуальный дизайн Андрея Перепечко и самый удобный адрес на Невском для аперитива. Надпись «Муниципальное китайское кафе» считать частью интерьера. Не едой единой.

рецензия