Big Wine Freaks

Big Wine Freaks

20 ноября 2017

Осторожно, перфекционисты!

Навернув три круга вокруг адской «Сибири» и уже потеряв всякую надежду найти вход, я вдруг увидела красивую девушку в брючном костюме и босоножках, бегущую куда-то под дождем. На мое счастье, это оказалась хостес нового винного бара «Big Wine Freaks». Теперь-то мы в курсе, что вход — это неприметная дверь из тонированного стекла, самая крайняя от Садового кольца. Вывеску обещали чуть позже.

Для справки: «Big Wine Freaks» — проект-клон. Первый открылся в Петербурге несколько лет назад и плотно завладел умами и кошельками питерского бомонда. Этот бомонд, entre nous, конечно, тот еще газмяс, но что поделать, надо же куда-то людям ходить сумки выгуливать и котлами отсвечивать. Как бы то ни было, «Big Wine Freaks» безоговорочно (ну давайте, предложите варианты) стал лучшим винным баром России.

Авторы «Фриков» Владимир Басов и Артем Цхакая везли свой самый знаменитый проект в Москву долго. Прекрасно понимая, что второго шанса тут никто давать не будет. При этом парней нельзя назвать новичками. Их первый публичный (есть еще закрытые винотеки «Tre Bicchieri») московский проект «Max’s Beef for Money» за какие-то полтора года стал меккой для винолюбов и передается бережно из рук в руки, как бокалы Zalto, которыми комплектуют все заведения. Про эти звонкие бокалы не написал только ленивый: даже когда они просто стоят на столе, на них страшно смотреть, а уж взять в руку вообще кажется затеей опасной — настолько хрупкое это стекло.

Дизайном занимались итальянцы из архитектурной студии B-Arch. Доминанта бара — высокие общие столы, гигантской змеей пересекающие пространство наискосок. Театральный свет, бархат, темные шелковые ковры с яркими цветами и плавно покачивающиеся в потоках воздуха люстры-медузы. Идеальный нуар для первых свиданий и всяких тайн. Здесь бы прекрасно смотрелся Ганнибал Лектер Мадса Миккельсена с бокалом своего любимого «Bâtard-Montrachet».

Настоящий перфекционизм начинается с сервировки, и это не эстетская блажь: тот же кофе из толстостенной фаянсовой чашки или из тоненькой чашечки костяного фарфора пьется совершенно по-разному, да и когда протыкаешь стейк вилкой с острыми зубцами, это совсем не то же самое, как если пытаешься справиться обыкновенной усредненно-общепитовской. Здесь блюда подаются на самом красивом на свете флорентийском фарфоре фирмы Richard Ginori. Из-за этих тарелочек с росписями в китайском стиле даже задержалось открытие: их изготавливали на заказ и не успели в срок.

Кухню ставил Марат Калайджян, успевший до этого поработать в «15 Kitchen+Bar». Меню короткое, поделено на две условные части — «Бар» и «Ресторан». Барное — типичный фингер-фуд: крошечные парные мини-бутеры, например, с селедкой и красным луком, маринованным в вакууме (отличные), сладкой куриной печенью и холодцом, холодные рэпы в рисовой бумаге, тартары из говядины и ягненка и закуски в кляре.

Порции небольшие, и если заказать позиций пять и все шерить, этими разноцветными тарелочками будет уставлен весь стол, как будто ты в Ливане или на Кипре и заказал мезе.

Хрустящий баклажан подается с каким-то сложным светлым соусом и усыпан дробленым арахисом. Есть его нужно деревянным пинцетом — это удобно (и очень вкусно). Рыбная мелочь горячая, прямиком из масла, и при ближайшем рассмотрении, оказывается, почти наполовину состоит из мультипликационных рыбьих скелетиков с цельной башкой, но в сочетании с соусом, который приносят в отдельном блюдце, об этом как-то не думается — уж слишком хорошо. Полупрозрачный рэп с камчатским крабом, огурцом, легким майонезом и стеклянной лапшой — тоже ничего, но без фанатизма.

Ресторанная часть предполагает участие ножа и вилки, да и тарелочки становятся покрупнее. Маринованный арбуз с мягким сыром, редисом, ароматными травами и семечками из раздела «Овощной заход» — блюдо особенное, совершенно не похожее на те соленые арбузы, которыми в детстве меня пугали в гостях. Брать обязательно. Стейк из капусты с икрой — это примерно одна шестая кочана молодой капусты на гриле, с легким сливочным соусом и горкой форелевой икры сбоку — неплохо, но во второй раз такое заказывать не станешь, да и надоели, честно говоря, все эти капустные преображения.

Телячья щека с картофельным пирогом из рубрики «Важное» — два кубика очень мягкого мяса в демиглясе и два кубика (подогретого?) картофельного гратена, политые горчичным соусом. Отличный стейк мясника приносят уже нарезанным и с печеной морковью, с которой, слава богу, хотя бы в этот раз обошлись без насилия (типа сока мидий).

Винных карт две, и это самые прогрессивные винные карты страны. Ни в одной из них заурядный любитель какой-нибудь супертосканы не найдет знакомых наименований — команда «Big Wine Freaks» известна тем, что работает с биодинамическими, органическими и натуральными винами, а также с маленькими производителями и редкими сортами.

В той, которая скромно названа «Дежурной», — 38 (!) позиций вина по бокалам, в многостраничной большой — довольно гуманная по российским меркам наценка.

Среди девиц, которые мгновенно оценили прелесть социализации во «Фриках» (все высокие столы общие), есть ощущение присутствия почившей эпохи нарядных нулевых. Представьте, как органично выглядит взрослый мужчина в окружении красивых дам, который признается официанту, что ему нужны «красные колготки» (на самом деле красное из Испании). Есть в этом вызов хорошему вкусу, но знатоки Петербурга заметят, как легко там обращаются с русским языком. Когда в вашей реальности присутствуют магазины с названием «Море тапок», колготки вполне уместны. Однако если вы вдруг строгих правил, в помощь вам — развернутая карта с традиционными названиями. Серьезная, без шуточек. Или, скажем, пошутили, а потом проявили винную эрудицию. Глаза напротив точно заблестят интересом.

История эта не для всех. Если искать ближайшие понятные аналогии, то это как массовая и селективная парфюмерия — дороже, да и идейно нужно дорасти. Впрочем, даже если этого пока не случилось, беспокоиться не стоит — было бы желание. Здесь помогут, расскажут, заворожат историями о лунном свете, двадцати видах растений между лозами и девушках, которые своими нежными ножками давят из винограда сок, — так что даже не заметишь, как вместо привычного совиньон блана (здесь он тоже есть, но не такой, как ожидаешь) у тебя в бокале уже какой-нибудь модный пет-нат или редкое биодинамическое вино, которого в год делается пятьсот бутылок. Что тут еще добавить? Москва наконец-то получила свой самый прогрессивный винный бар. Да и самый лучший, чего тут стесняться.