Salumeria

Salumeria

10 апреля 2017

Ламберти и пустота

Уильям Ламберти проходит по многим ресторанным «делам». Шутка ли — он в Москве с 1996 года. Некоторые наши повара в этот славный год только вилку учились держать, а он уже ставил кухню в «Пирамиде» и кормил тогдашних бандитов. Novikov Group, Ginza Project, «Азбука Вкуса» — кажется, за 20 лет для Уильяма на ресторанной карте Москвы не осталось белых пятен.

В биографии Уильяма копаться интересно во многом благодаря ее амплитуде — от бешеного успеха именного «Uilliam’s» и работы во флорентийской «Enoteca Pinchiorri» до неудавшихся проектов с Александром Оганезовым и даже сгоревшего за неделю до открытия ресторана.

Запускал Ламберти и совсем неожиданные места вроде «Porketteria ZIZO» на задворках Бауманской (тут наша еврейская партийная ячейка выступает против: одной рукой мезузу прибивать, а другой свининой торговать — те еще, знаете ли, фокусы). Но, как бы то ни было, к лику святых ресторанной России итальянца причислили вне очереди.

В новый ресторан в Спиридоньевском переулке очередь встала с первого дня открытия. Сходу не пройти. Даже знакомым Уильяма (впрочем, это все население Патриков). Даже Андрею Фомину. Хотя неоднократно было сказано, что «Salumeria» проект скорее утилитарный, чем гастрономический, никто не мог предположить, что получится настолько уныло.

Довольно фотогеничный ресторан по факту откровенно убог. Ориентируясь на некое фантомное итальянское кафе, дизайнер вроде бы подобрал правильные пластинки, но на проигрыватель в итоге решил сесть жопой. Свет не работает, витражи не к месту, медные стулья ни с чем не сочетаются. Дополнительно все портят дешевые материалы и блевотная бежевая гамма. Когда же, наконец, до всех дойдет, что если сделать интерьер из говна и пыли, это будет видно, как ни маскируй!

Еда

На этом небольшом пространстве пытаются сделать кулинарию, пиццерию и ресторан — коктейльчик вот еще попробуйте и не забудьте с собой что-нибудь взять. Даже chef’s table в подвале есть. Это новое поветрие в рестораностроении нас уже откровенно пугает, но мода есть мода. Естественно, ничего толкового от этого кровосмешения не получается да и не может получиться в принципе.

Салат с перепелкой примитивен, как будто ты в кафе «Prime». Пока доешь, перепелка предательски остынет, что за необычные для такого салата 850 рублей как-то странно. Баклажаны al parmigiano уже лучше — кажется, что сам Уильям только их и ест.

Рыба-меч — сухая и безвкусная. Спрашивается, лежала на берегу? Суп с лапшой и фрикадельками похож на самопародию.

Вырезка. Кусок мяса и картошка. Принесли просто холодное мясо, но картошка была ничего. Когда его вернули, переделав, мясо стало ничего (официантка с гордостью сообщила, что сделали погорячее), а вот картошку можно было выкидывать. И в этом вся «Salumeria».

В свою защиту «Salumeria» может предъявить только пиццу. Лопоухий итальянец бойко суетится за стойкой, и кажется, он единственный, кому не пофигу, что в итоге получится.

Пустотелость

Никакого зла в «Salumeria», в принципе, нет. В ней вообще ничего нет. Если бы не имя Уильяма, то ей бы интересовались примерно как «Пекарней Мишеля» через дверь. И заполнялась бы она, если по соседству уж совсем некуда было бы сесть. В смысловом плане ресторан пустой, как барабан. Зачем он нужен — неясно. Скучное итальянское кафе на каждый день от Ламберти? А зачем тогда Ламберти? На кулинарию у нас тут и так каждый второй ресторан похож.

Клеить какие-либо ярлыки на Уильяма бесполезно. За двадцать проведенных в России лет он наверняка успел выучить выражение «вышел в тираж» и отвечать на него словами из песни: «И любили меня, и сдавали». Но природу не обманешь: рано или поздно мышечная усталость догоняет даже чемпионов.

Да, общая тенденция сейчас — от греха и гастрономии подальше — одной ногой зайти на территорию общепита в его классическом понимании. Понятно, что и Патрики неизбежно становятся удобоваримым гастро-отстойником, где подобные проекты будут только множиться. Но как же это скучно, черт побери. Не об этом мы мечтали на ступеньках «Uilliam’s» пять лет назад.