Кино про жизнь грузинской интеллигенции
Панкавказские

Казбек

3
4000 у
23 декабря 2016

Кино про жизнь грузинской интеллигенции

Maison Dellos в конце года продемонстрировали возвращение к корням. На хрен гоняться за мифическим модными трендами, когда есть старые проверенные способы вести бизнес, создавая рестораны-аттракционы, где еда служит дополнением к декорациям, а не наоборот.

Неслучайно весь комплекс Тверского бульвара с «Кафе Пушкинъ» и «Турандот» днем активно атакуют автобусы с туристами. Попав в неурочный час, можно наткнуться на десяток неубранных столов и валяющиеся на полу меню на итальянском. Туристический отдел в MD работает четко, группы прибывают с точностью боя кремлевских курантов, но уборщицы — тоже люди, они за этой машиной не поспевают.

«Модный блок» создает неприятный контраст успешному локомотиву. «Orange 3» пал смертью храбрых, и теперь на его месте откроется ресторан «Кооператив» — который про русскую рыбу и который молодежи отдавать не стали: за кухню там отвечает господин Махов, шеф-повар «Кафе Пушкинъ». «Фаренгейт» покинул улыбчивый Ковальков, оставив после себя испуганного юношу из Петербурга, продемонстрировавшего запредельный даже для Москвы уровень гей-подачи, но про него в другой раз.

Из-за океана приходят неутешительные вести: разрекламированный у нас как суперуспешный, да еще и с мишленовской звездой ресторан «Betony» закрывается 31 декабря. Причины сего неясны. Секретарь в Maison Dellos отвечает, что Андрей Константинович путешествует и для комментариев недоступен. Совсем другое дело, когда ты спрашиваешь его, например, о развитии бренда «Cafe Pouchkine» — там глобальные планы покорения мира и построения ресторанов-аттракционов по всему миру, для чего даже переманили из «Ladurée» их главного маркетолога и стратега.

Недавно открытый Maison Dellos ресторан «Казбек» идеально вписывается в нарисованную нами парадигму «в ресторане, как в кино». Осталось только разобраться, идет ли ему это на пользу.

Еда

Из Грузии привезли симпатичного молодого парня в интеллигентских очках и с певучим акцентом — шеф-повара Мамия Джоджуа. Как хороший грузинский мальчик, в страшные московские дали он отправился с мамой (у Мамия в Тбилиси жена и четверо детей, ему без мамы к нам нельзя). Маму зовут Нана, и за раздел меню «блюда из печи» отвечает она. Печь видна почти из любой точки ресторана, так что маму вы не пропустите.

Если Нана у печи, то вам комплиментом от ресторана достанется «грузинская фокачча» — лепешка мандари с аджикой. Кроме ожидаемых хачапури по-имеретински, мегрельски и аджарски, она готовит хачапури с черным трюфелем (итальянским, если что) и рачинской ветчиной за бодрые 1100 рублей. И где мама Нана только набралась таких фантазий, спрашивается? Но вкусно.

Джоджуа довольно ловко держит баланс между остротой и насыщенностью специями и средним московским вкусом, лишнюю остроту не приветствующим. Все главные хиты — три вида пхали, аджапсандали, сациви — готовятся с какой-то адской тщательностью: курица в сациви настолько пропитана соусом, что из-за ее сверхъестественной нежности можно подумать, она не на ферме, а где-то в спа скоротала свои юные годы.

Сказать, что подача поражает воображение, будет явным преувеличением: вполне ожидаемый набор глиняных плошек и деревянных дощечек. Но к лобио любезно предлагают джонджоли и мчади, к блюдам с мангала — а их с десяток — целую батарею соусов домашнего производства.

Запеченные овощи по-грузински — это половинка луковицы, чеснок, перец, баклажан, картошка и засланный американский казачок — мини-кукуруза. В овощной салат щедро льют пахнущее летом кахетинское масло, а к жареной форели подают тягучий, как грузинские песни, наршараб. Хинкали из-за заигрываниями со специями кажутся солоноватыми, но поглощать их тоннами это не мешает.

Другое дело — сырная тарелка. Она явно создавалась с целью проверить мужество любителей аутентичности: сыр или мучительно сухой, или безбожно соленый. Тут лучше уж совсем без сыра, чем в такие крайности впадать.

Так как концепция ресторана-аттракциона была признана самой безопасной, «Казбек» создали в лучших традициях MD: здесь ловко имитируют «старые деньги», с долей снобизма воспринимающие все гламурное и блестящее. Особенно забавно это тем, что открылся новый ресторан на месте «Манон», бывшего форпоста денег новых и новейших. Еду в «Манон» уже никто не помнит, а вот веселье на столах забыть сложно. В нынешней реальности за подобный карнавал отвечает клуб «Siberia», хотя, говорят, его дела совсем плохи.

Теперь справа от «Шинка» — лофт в стиле тбилисской квартиры со столами на большие компании, разноцветными креслами, нелепыми абажурами, полками книг и старыми, будто запыленными графинами. При входе стоит огромный кожаный диван, какие можно встретить на старых переделкинских дачах. Высокие, от пола до потолка деревянные резные ставни на фоне стен с по-деллосовски художественно отвалившейся штукатуркой усиливают киношность интерьера — так артистично грузинскую кухню нам еще не подавали.

Официанты бодро покрикивают на входящих «гамарджоба», что, судя по всему, должно означать какое-то приветствие. Играет грузинский фолк-инди-рок, и вполне прилично, — то есть не грузит и не отвлекает. Время от времени его сменяет речитатив Гришковца, и это уже удивляет куда больше. Меню подают со словами «вам письмо». И это действительно конверт А4 из состаренного пергамента с колоритными марками, прошедший, судя по виду, и огонь, и воду, и разные трубы. Перечень блюд в меню выглядит написанным от руки — пониманию написанного это способствует слабо, тем более что освещение здесь сделано не с той целью, чтобы меню можно было прочесть, а с каким-то другим умыслом. Но, слава богу, фонарик в телефоне нынче есть у всех — справитесь.

Зато, ломая голову над тем, где выгуливать придирчивого интуриста, к шлейфу очевидных мест можно легко присоединить и новоявленный «Казбек». Андрей Константинович создал еще одно место для людей с тягой к прекрасному, осознанна ли она или проявляется бессознательно, как у мамы Наны — к черному итальянскому трюфелю.

Время работы:
12 : 00 — 00 : 00
Адрес:
1905 года 2
Телефон:
+7 (495) 651 81 00