Rodnya

Rodnya

3 ноября 2016

Павел Вардишвили про последний оплот цыганского рейва

Шесть лет назад, когда «Rodnya» появилась на территории еще не тронутого джентрификацией завода «Artplay», журналисты и тусовщики тут же закрепили за ней звание нового «Микса», имея в виду во всех смыслах легендарный тек-хаус-подвал на Новинском, вокруг которого сложилась своя, почти семейная атмосфера. В ожидании возрождения уютных вечеринок так обзывали любой открывавшийся в те времена техно-клуб.

В случае с «Родней» все немного сложнее. Это как бы и ночной клуб, и кинозал с лекторием, и архитектурная студия. Все вместе называется творческим объединением. Благодаря уходящим в зодчество корням помещение постоянно перестраивалось, случались громкие по меркам андеграундной электронной музыки привозы, а также перерывы в работе. Когда весной 2014 года закрылся клуб «Arma17», довольно быстро стало понятно: одна надежда на «Родню».

С тех пор крыша с двумя танцполами начала пользоваться особой популярностью. Отчасти из-за отсутствия альтернативы, отчасти из-за разнообразия промо-групп, устраивавших внутри вечеринки. The Volks, Gipsy Music Agency, Slowdance, Heisenberg или Deep Art, почти постоянные резиденты «Родни», приятные парни из T&K — каждый приводил сюда свою публику, и часть ее возвращалась под утро снова и снова, вне зависимости от того, что за событие происходило. Чуть позже сооснователь «Родни» Сергей Фадеев стал проводить фестиваль «Meets» — 4 раза в год по 48 часов каждый. И в целом отсюда же пошла мода и на номадские накидки и веера на танцполе. Мгимошницы быстро переориентировались с ритм-энд-блюза на тек-хаус, а там и до сбруй, надетых на облегающие боди, было рукой подать. Молодые люди перестали стесняться носить майки с большим вырезом — так в здешнюю моду вошло мужское декольте.

Позже техно-тренды, а может, и сбруи мгимошниц докатились и до менеджеров разных звеньев. В случае с «Родней» и без того демократичный и не терпящий сословий афтепатийный танцпол стал совсем уж народным, чтобы не сказать цыганским. На вечеринках в несколько тысяч человек такое разнообразие смотрится уместным, но маленькому помещению идет на пользу не всегда.

Справедливости ради и в соответствии с названием места случались моменты, когда все оставшиеся под утро становились одной семьей. 3, 4 и 5 ноября «Rodnya» отмечает шесть лет работы. В течение трех дней здесь отыграют герои клубной сцены (Easy Changes, Антон Кубиков, Сергей Санчес), приглашенные артисты (Aquarius Heaven, Cap, Janina, Kamran Sadeghi) и диджеи, гарантированно «собирающие» танцпол (Abelle, CultKitchen, Poima, София Родина). Ожидаются электронные лайвы, музыка с пометкой «дарк» и привычный для этих стен тек-хаус, прозванный в народе «трескотней и щелкотней».

Все будет как всегда: знаменитая крыша, два танцпола, металл и дерево в интерьере, просекко за 400, вода за 250 и фейс-контрольщик в худи Tresor. И одновременно по-другому: световые инсталляции, новое зонирование и обязательный мерчандайз, который нужно сохранить хотя бы для истории.

Шесть лет по московским меркам — не просто долгожитель, а почти легенда. Как бы ни ранжировались внутри вечеринки, что бы ни происходило на танцполе, сколько бы вееров ни было сломано за ночь — «Rodnya» уже городская достопримечательность, ничем не хуже «Кафе Пушкинъ», ГУМа или бульварного благолепия. Клуб в целом очень соответствует ряженому, купеческому духу города. Встретить раз в триместр утро на крыше «Родни», провожая взглядом отбывающие по курскому направлению поезда, — так и вообще бесценно. Для всего остального есть MasterCard.