Наше навсегда
Итальянские

Uilliam's

3
6000 у
26 октября 2017

Наше навсегда

Для меня за текущую декаду в ресторанной жизни Москвы было три знаковых ресторана: «Ragout», «Uilliam’s» и «Ugolek». Соглашусь, что у многих эти проекты вызывают антипатию. Некоторые участники insider.moscow считают мою любовь к ним родовой травмой нашего ресурса. Но не в этом суть.

Суть в том, что вторых таких нет. И подозреваю, что не будет. Уверен, будет еще много конъюнктурной мути, в которой нет-нет да и появится какой-нибудь «Max’s Beef for Money», но надежд на это мало — ибо тяжело приживаются на нашей земле талантливые рестораны. Мало у нас людей, которые хотят талантливо есть.

В этом году «Uilliam’s» исполнилось шесть лет. Он открылся 29 июня 2011 года. Когда все закрутилось (а это было фактически за пару суток), история выдающейся не выглядела. Все, что было известно публике на момент открытия, — это то, что ресторан назван именем итальянского повара.

Уильяма Ламберти до этого дня знал исключительно внутренний мир ресторанной индустрии. Владельца ресторана — Илью Тютенкова — не знал никто. В лучшем случае говорили: «Какой-то лысый хрен трется там все время». Ресторан вроде как открыли Ginza Project специально под Уильяма, без особых надежд и перспектив. Вот тебе, старый друг, от нас пенсия. Готовь себе в удовольствие, не болей.

И тут бац! — полыхнуло.

Я сейчас уже не помню, как именно я познакомился с Ильей. Видимо, этот процесс прошел настолько естественно и приятно, что память не посчитала нужным вносить это в архивы. Так у меня сложилось впечатление, что мы были знакомы много-много лет и только по недоразумению встретились недавно. Интересно, что такое же впечатление создалось за пару месяцев у нескольких тысяч человек. Магия, не иначе.

Жизнь в то время была прекрасна, уже сошли шрамы кризиса 2008 года, все были на жутком позитиве. Пронесло, как говорится. Нефть снова по сто, и можно немного расслабиться. У меня тогда был офис на улице Красина. Рабочий день делился поровну между рестораном «Ragout» (10 минут пешком) и «Uilliam’s» (7 минут пешком). То лето останется у меня в памяти как лето надежд. Впереди будет первый «Omnivore», разговоров о гастрономической революции будет столько, что создастся ощущение: до победы осталось совсем чуть-чуть, и скоро везде откроется «Ottolenghi», а вместо клонов «Гинзы» попрут необистро, ко всем вернутся мужья и так далее. Забегая вперед, можно смело сказать: [мур!] там.

Если «Ragout» пал жертвой запредельной глупости создателей, то «Uilliam’s» никуда не делся. И сыграл роль локомотива целого района. Именно после его планетарного успеха район Патриков как на дрожжах начал активно становиться центральным московским променадом. Пойдут неизбежные скандалы, местные будут пытаться надувать щеки — мы люди опытные, не один ресторан довели до цугундера, — но цепная реакция необратима. Более динамичного гастрокластера в России не существует. А ведь еще половина помещений не освоена.

Готовили в «Uilliam’s» довольно просто. Титульным блюдом вообще была брускетта с крабом. Было еще легендарное ризотто с тартаром из говядины, клон которого я встречал даже в Новосибирске в ресторане «La Maison». Но даже там вежливо написали, что блюдо по заветам дорогого нам Уильяма Ламберти. В лоб не крали. Уважали.

Сейчас меню в «Uilliam’s» заведует Луиджи Мани, который потихоньку стал первым человеком в трех ресторанах господина Тютенкова. Он мудро сохранил такие хиты, как язык с соусом тартар и куриный суп (скольким он тут залечил похмелье — не сосчитать), и добавил совсем немного от себя. То, что он добавил, пока выглядит довольно бестолково, но этот окоп и не такое вынес.

«Uilliam’s» — это воплощение идеи: настоящий успех ресторана не в том, чтобы всеми силами создать вокруг себя гравитацию во время запуска, а именно в том, чтобы сохранить ее через лет пять работы. Почему это происходит у одних и никогда не выходит у других? Да просто надо на протяжении всего времени уметь одинаково хорошо приготовить рибай, и все. А если готовить элементарную брускетту — то так, чтобы она была лучшей в городе.

Сейчас жизнь расставила все по своим местам с присущей ей иронией. Уильям поучаствовал, кажется, уже в половине ресторанных проектов Москвы. Как удачных («Ugolek»), так и не очень (все остальное). Илья же конвертировал свой успех в мини-империю, вырастил внутри нее новых героев и не торопясь идет дальше. Я не знаю, кого я цитирую, но кто-то очень верно подметил: «К вам в ресторан ходят гости, а к нему паства».

За то время, пока работает «Uilliam’s», я получил лавину просьб объяснить, что именно такого есть в «Uilliam’s», что заставляет ресторан, как губку, впитывать уже столько лет людей. Лет пять назад я пускался в пространные рассуждения из разряда «в какой-то степени „Uilliam’s“ и его ступеньки — это как раз и есть та Европа, на которую мы так любим кивать». На этих двух ступеньках в первое лето работы ресторана каждая №&$#%, пардон, светская львица считала необходимым сделать селфи минимум три раза в неделю. Потом я нес менее изобретательный бред. Потом говорил, что Илья шаман. А после того, как отметили пятилетие, просто говорил правду: да [мур!] его знает почему. Нравится тут всем.

Время работы:
10 : 30 — 00 : 00
Адрес:
Малая Бронная 20А
Телефон:
+7 (925) 206-90-46