The 21
в подборках
Бары стас Жицкий и Михаил Лопатин
Вино антон Панасенко

The 21

24 марта 2015

Армяне и хипстеры, бургеры и лобстеры

Новый Арбат, 21. Внутри не самый огромный, но, безусловно, самый интересный фудкорт города, даже можно употребить выражение «место силы». Первыми преданными гостями стали местные армяне и грузины — и оценили место по достоинству. Хотя кто бы мог подумать, что хипстер и парни с юга могут дружить? Очень даже могут. Даже начинает потихоньку проявляться гибрид: армяне-хипстеры. Ну прямо круть, если вдуматься. По агентурным данным, изначально хотели фудкорт, как в лондонском «Harrods», но получилось явно интереснее.

Люди настолько все разные, что поначалу непонятно, куда ты попал. Фактически это тусовка, как в клубе «54» в Нью-Йорке, где водопроводчик мог танцевать с принцессой. Пример: знакомлюсь с парнем, ну типа, а где тут пиво лучше взять. Разговорились. Ну там, а чем занимаешься? Да мы с братом гипсокартоном торгуем на рынке, нам наш сосед (торгует арматурой) посоветовал сходить. Ну восторг ведь.

Дизайн достался как осколки от ресторана «Casino» Ginza Project, но это уже не так бьет в глаза, поскольку участники натащили разного интерьерного скарба — кто ковер, кто стол, кто пару табуреток. Стало на порядок душевнее. И это явно только начало.

Собственно про некоторых участников. «Джигярь» — армяне. Люля, крабы, бутерброды с черной икрой по 1000 рублей. Не хватает только стенда Vertu, но надо отдать должное: люля лучше, чем у грузин в «Мимино». «Ferma at Home» — от бургерного автомата Калашникова не стоит ожидать большего, чем стабильности. Бургер с розмарином, кукуруза, сидр. «Inda Fish» — неплохая индийская еда. «Поморье» — отечественная еда, такая же грустная, как фильм «Левиафан». «Asia Today» — Паназия. Откровенно слабая. За алкоголь отвечает Doolittle — цены вменяемые, выбор широкий. Ответственные за пиво — Lucky Bastards Irish Pub.

Все между собой дружат. То есть нет никаких проблем схватить бургер в «Ferma at Home» и сесть с ним за стойку «Gelman» напротив. «Gelman» торгуют мясом, раньше занимались рестораном «Тель-Авив». На первом совещании среди участников, натурально, подняли вопрос о гардеробе: клиенткам некуда вешать шубы. Ну, все поржали, естественно. Ну где вы видели шубы и шаурму вместе? А вот когда действительно шубы вместе с брюлами подтянулись в количестве ресторана «Bolshoi», задумались. Может, выгнать на хрен этих со свежевыжатыми соками (все равно их тут не пьет никто) и на их место гардероб воткнуть, а то как-то перед солидными людьми неудобно.

Про еду в общем и целом можно сказать так: все на троечку, но есть можно. «The21» — это просто хороший фудкорт, в котором иногда вспыхивают мощные дискотеки. Потому что есть главное. Телки. Притом всех форматов. Телки на каблах в макияже «царевен» из соседнего стрипа. Мощные провинциалки с сиськами в леопарде. Красивые, гибкие и вечно грустные хипстерши. Кадреж, как на катке времен Советского Союза. Неспроста армяне окопались. И важный момент!

Более крутого места для опохмела в Москве не существует.

Просто мечта: с бодуна съесть том ям, потом бургер, а потом хапнуть устриц с шампанским. Ну и само шатание по точкам настраивает на позитивный лад и позволяет снять похмельную поискуху.

Притом, что интересно, не видно никаких участников «Местной еды» или просто Бичевской с вечно кривой физиономией. Но оно и понятно, тут работать надо. А гастро-страртаперы на такое у нас не способны. Пока задроты-хипстеры фестивалили и молились на еду, предприимчивые и трудолюбивые люди взяли у них готовую идею и монетизировали. Сейчас сила не в шапочках с катышками и Капкове, а в умении работать с разными аудиториями. Если убрать шутки в сторону, то проект на самом деле убойный. Вот именно так и должен выглядеть последний этаж «Цветного» — вместо этого тухлого и никому не нужного рынка. «The21» — это не фестиваль еды, а именно что еда. Половина людей, которые работают здесь, не знает о том, что есть сайт The Village. Тут просто продают еду, без всякой смысловой нагрузки. С изнуренными, но счастливыми глазами человека, который 15 лет продавал шаурму около метро и наконец попал в нормальное место.